25 мая 1834 прошение Пушкина об отставке. 1834 - "Пиковая дама", "Песни западных славян", "Сказка о золотом петушке".

Музей открыт в июне 1989 г. Его экспозиция расположена в 6 залах и рассказывает о крымском периоде жизни поэта.Представлены прижизненные издания А.С.Пушкина, предметы быта пушкинской эпохи и крымского быта начала 19 века. В июне 2007 г. создан мемориальный кабинет выдающегося ученого-пушкиниста Б.В.Томашевского, являющегося инициатором создания музея.
Музей расположен по адресу:
Республика Крым, пгт. Гурзуф, ул.Набережная,1 (298640).
Расписание работы: с 10.00 до 18.00. (среда: до 20.00)
Выходные дни : понедельник, вторник.

Контактные телефоны: 8-3654-36-38-86, тел./факс 8-3654-36-38-76, моб.тел 7-978-084-28-65.

Рай полуденной природы

«Рай полуденной природы …»
(из истории пушкинского парка в Гурзуфе)

Богданова Н.В.
(Гурзуф)

  В августе-сентябре 1820 года, обогретый вниманием семьи генерала Н.Н.Раевского поэт попал в Гурзуф, где провел «счастливейшие минуты жизни». В окружении гор и моря раскинулся молодой парк, заложенный вокруг дома А.Э. дю  Плесси  Ришелье, который снимало на лето семейство Раевских. Парк этот и сегодня является украшением Гурзуфа. 

Возникновение архитектурных садов и парков в Крыму относится к началу Х1Х века. С присоединением Крыма к России началось усиленное освоение края, земельные участки активно раздаривались и продавались. Стали возникать имения с садами и парками. Но южная природа в развитии паркостроения поставила свои преграды: недостаток воды, гористая местность, прибрежное положение. Заложить и вырастить парк в этих условиях – огромная, кропотливая работа. Прочные основы развития паркостроения в Крыму будут заложены в 1812 году с основанием Никитского ботанического сада, большую роль в создании которого сыграл Ришелье.

А начинал он с Гурзуфа.  В 1808 году генерал-губернатор приобрел в Гурзуфе с торгов участок земли около 40 гектаров, включающий в себя заброшенный фруктовый сад со старой саклей, продававшийся за 4 тысячи рублей ассигнациями. В западной части этой территории был выстроен дом, а вокруг дома разбит парк. Этот парк входил в авторский  проект гурзуфской дачи. Основной мыслью создателя дома и парка было обеспечение главнейших видовых линий с площадки, на которой располагался дом, поэтому склоны не засаживались деревьями, а представляли собой открытое пространство. На постройку дома и садовые работы было израсходовано 20 тысяч рублей. Из этого можно заключить, что строительство дома и устройство парка начались одновременно, то есть в 1808-1811 годах. Об этом свидетельствуют размеры и возраст сохранившихся насаждений. Прежде всего, это роща пиний (сосна итальянская) и кедров ливанских. Первоначально роща была больше, так как парк, заложенный в английском стиле, предусматривал естественную большую поляну, окаймленную деревьями. Ришелье  выбрал пинии.  По красоте гурзуфским пиниям равных в Крыму нет! Их почтенный возраст (более 180 лет) заставляет вспомнить о японском символе: сосна, покрытая снегом,- олицетворение счастливой старости. Смотришь на распростертые, как зонтики кроны кедров и понимаешь, почему пушкинская Людмила «на ветках кедра <…> скрывалась по ночам, минутного искала сна». Видимо, мягкая, вечнозеленая хвоя, собранная в пучки, была для неё самым мягким ложем в страшном замке Черномора.

Именно кедры, сосны, кипарисы придают средиземноморский колорит Южнобережью. О наличии в Гурзуфском парке таких пород, как кипарис, тополь, мирт, говорит сам поэт в элегии « Редеет облаков летучая гряда…»:

Я помню твой восход, знакомое светило,
Над мирною страной, где все для сердца мило,
Где стройны тополи в долинах вознеслись,
Где дремлет нежный мирт и темный кипарис.

«Пушкинский» кипарис…  Сколько красивых легенд сложено о нем!..  К нему привязался поэт «чувством, похожим на дружество». Из письма Пушкина к  А. Дельвигу  из Михайловского (1824г.) можно судить о том, что через четыре года после посещения Тавриды помнил  он этого «южного друга».

Мы не располагаем точными данными, какой из кипарисов в парке был его другом. Но сам Пушкин пишет о том, что кипарис рос «в двух шагах от дома». Так уж  исторически сложилось, что «пушкинским» считается одиноко растущий кипарис рядом с домом. В год 200-летия Пушкина две ветки этого дерева переданы на могилу Анны Керн и музей А.С.Пушкина в Санкт-Петербурге.

Сосна, кедр и кипарис – три самых красивых и легендарных дерева парка. По легенде, рассказанной М.К.Куком в книге «Замечательные явления растительной жизни», кедр сначала рос в раю. Сын Адама добыл из рая три кедровых семечка, вложил их в рот умершему отцу и похоронил его. Их этих семян выросли на Земле сосна, кипарис, кедр.

Кто видел край, где роскошью природы
Оживлены дубравы и луга,
Где на холмы под лавровые своды
Не смеют лечь угрюмые снега, -

писал Пушкин. «Лавровые своды…» Без них нельзя представить Южнобережье. Лавр, лавровый венок – символ славы, победы. Обычай награждать лавровым венком возник в Древней Греции, хотя для Греции лавр- растение пришлое, родина его – западная Азия, Закавказье. Древние   греки, побывавшие в Колхиде в поисках Золотого Руна, прихватили с собой и лавр.  Не случайно Пушкин в стихотворении « Кто знает  край, где небо блещет» называет лавр « вечным»: из Греции лавр попал в Крым, где благополучно прижился.

Громадный платан у дома, возле памятника Пушкину, также относится к     «пушкинским» деревьям, но установлено, что он был посажен значительно позже пребывания поэта в Гурзуфе, а именно в 1838 году, в годовщину смерти поэта, новым владельцем имения И. И. Фундуклеем.

Обосновавшись в Гурзуфе,  И. И. Фундуклей неутомимо совершенствует имение, занимается парком и садом.  «Гурзуф  Фундуклея – бесспорно, одно из прелестнейших мест на всем Южном берегу Крыма. При живописном местоположении и богатой южной растительности, собранной здесь со всех концов мира, на этой прекрасной даче соединены всевозможные принадлежности и затеи всякого богатого имения» (1).

Еще в самом начале Гурзуфский парк включал значительное количество лесных пород ( ясень, дикая фисташка, дуб), их и сейчас много в парковой зоне.

Множество дубов, которые мог видеть Пушкин, невольно наводят на мысль, что, дописывая вступление к « Руслану и Людмиле»(« У Лукоморья дуб зеленый»), Пушкин вспоминал и гурзуфские дубы, растущие у лукоморья, то есть у морской бухты. Об устройстве парка и его насаждениях в период близкий к пребыванию Пушкина в Гурзуфе, можно иметь  некоторое представление по рисункам Н.Чернецова и К.Рабуса.

Пушкинский Гурзуфский парк в своем развитии пережил несколько этапов. Первый относится ко времени постройки дома. Второй (1835-1840гг.) – основная реконструкция парка, на  которой сказалось влияние приемов архитектуры алупкинского парка ( террасное расположение, оформление мраморными вазами, фонтанами, устройство зеленых пергол и т.д.). Парк пополняется новыми породами, о чем свидетельствуют архивные данные Никитского ботанического сада. В это время будет построена оранжерея к западу от дома, установлены мраморные вазы на высоких постаментах, фонтан в виде чаши с развернутыми краями ( архитектор З.Юдкевич).Сохранилось  8 ваз, функционирует фонтан, который интересен хотя бы тем, что по заключению специалистов, не повторяется ни в одном из парков  в Крыму.(2). И сегодня от дома к морю ведет старинная лестница под перголой, увитой розами и виноградом. Венчает эту аллею удивительной красоты участок в виде круга (разбит в середине 50-х г.г. Х1Х века).

Пушкинский парк как памятник садово-парковой архитектуры, связанный с памятью о величайшем поэте, сохраняет свою ценность, мало того – постоянно пополняется. 6 июня 1999 года, в день рождения Пушкина, здесь была посажена березка из Святогорского монастыря. Будем надеяться, что она приживется на юге, вырастет и сохранит память о Пушкине.

Литература:

  1. Сосногоров М.  Путеводитель по Южному берегу Крыма.- СПб,1880
  2. Колесников А.И.  Архитектура  парков Кавказа и Крыма. –М., 1949.- с.23

(Опубл. В сб. Пушкин и Крым. 1Х Крымские Пушкинские Международные Чтения. Кн.2 – Симферополь: Крымский Архив, 2000- с. 75)

 

Сборник 3

Главная: Карта сайта