1829 сватовство Пушкина к Н. Н. Гончаровой.

Музей открыт в июне 1989 г. Его экспозиция расположена в 6 залах и рассказывает о крымском периоде жизни поэта.Представлены прижизненные издания А.С.Пушкина, предметы быта пушкинской эпохи и крымского быта начала 19 века. В июне 2007 г. создан мемориальный кабинет выдающегося ученого-пушкиниста Б.В.Томашевского, являющегося инициатором создания музея.
Музей расположен по адресу:
Республика Крым, пгт. Гурзуф, ул.Набережная,1 (298640).
Расписание работы: с 10.00 до 18.00. (среда: до 20.00)
Выходные дни : понедельник, вторник.

Контактные телефоны: 8-3654-36-38-86, тел./факс 8-3654-36-38-76, моб.тел 7-978-084-28-65.

Крым в поэзии А. С. Пушкина

«Помянем же величайшего сына русской земли и
Богом вдохновенного человека!..»

Исмаил Гаспринский, «Терджиман» 26 мая 1899г.

Последуем призыву величайшего сына крымскотатарского народа - Исмаила Гаспринского и незатейливо расскажем о значении Крыма в жизни и творчестве А.С.Пушкина.

Пусть первым аккордом рассказа станет оценка одного из первых биографов поэта П.В.Анненкова, - считавшего, что подлинный Пушкин «начинается с Крыма».

Молодому поэту, отправленному подальше от царского гнева в южную ссылку - командировку, судьбой было предназначено встретиться 28 мая 1820г. в Екатеринославе с героем Отечественной войны генералом Н.Н.Раевским и его сыном Николаем, без труда сумевшими убедить благосклонное начальство отпустить с ними на Кавказские Минеральные воды и в Крым Пушкина.

15 августа, переправившись из Тамани в Керчь через пролив, Раевские и Пушкин вступили на землю Крыма. 16 августа они прибыли в Феодосию: «Из Керчи приехали в Кефу...» - вспоминал он впоследствии. 18 августа морем направились в Гурзуф, где в летнем доме генерала-губернатора Новороссийского края герцога Ришелье их ждала супруга генерала с двумя старшими дочерьми. Вдохновение, которое покинуло поэта более четырех месяцев назад, вернулось к нему на борту брига, с которого он, очарованный, увидел берега юго-восточного Крыма: Коктебель, Карадаг, Меганом и лукоморье от Судака от Алушты. Это первые поэтические строки Пушкина о Крыме: 

Я вижу берег отдаленный
Земли полуденной волшебные края

Первая его крымская элегия называется «Погасло дневное светило».

Проведя в Гурзуфе в окружении Раевских, благодаря которым Пушкин открыл для себя Крым, а Крым приобрел Пушкина, поэт ощутил полноту жизни. Не случайно позже о трех неделях в августе-сентябре 1820г., прожитых здесь, он вспоминал, как о «счастливейших минутах жизни».

5 сентября, покинув дом Ришелье, мужчины - Раевские и Пушкин, через первозданные ландшафты южного берега, минуя селения Никиту, Дерекой, Аутку, Ореанду, Гаспру, Кореиз и Мисхор добрались до Алупки, где заночевали в гостеприимном татарском доме. На следующий день, миновав Симеиз, Кикинеиз и Кучук-кой, поднявшись по перевалу Шейтан-Мердвен, добрались до мыса Фиолент, где заночевали в Георгиевском монастыре. Седьмого утром выехали, а к вечеру прибыли в Бахчисарай. Это был первый город, сохранивший средневековый колорит и напоминание о былом величии Крымского Юрта, о своем бывшем статусе стольного города в виде дворцового комплекса Хан-сарай, который посетил поэт. Обходя покои дворца и досадуя «на пренебрежение в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат». Пушкин еще не представлял, как глубоко затронут его воображе-ние интерьеры, фонтаны, весь облик дворца, и как оживут они в памяти при создании поэмы «Бахчисарайский фонтан».

Прибыв на следующий день в губернский центр - Симферополь Пушкин ненадолго задержался здесь и поспешил к месту службы в Кишинев, куда прибыл уже 21 сентября. Больше ему не довелось увидеть Крым, хотя стремился он вновь посетить «воображенью край священный» постоянно. Но посещал только в воображении, будучи охваченный вдохновением, когда с помощью бесценных рифм оставлял для вечности свои воспоминания о Крыме. Но не только поэтические строки остались в наследство от Пушкина. Вот отрывок из письма ( ХП.1824. из с. Михайловского) к другу А. Дельвигу, в котором поэт пишет о том, как взору его предстал Гурзуф: «Между тем корабль остановился ввиду Юрзуфа. Проснувшись, увидел я картину пленительную, разноцветные горы сияли, плоские кровли хижин та-тарских издали казались ульями, прилепленными к горам; тополя как зеленые колонны стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-Даг... и кругом это синее, чистое небо, зной и воздух полуденный...»

Это же воспоминание мы найдем в романе «Евгений Онегин» в строфах о посещении Онегиным Тавриды:

«Прекрасны вы, брега Тавриды:
когда вас видишь с корабля
при свете утренней Киприды,
как вас впервой увидел я;
вы мне предстали в блеске брачном:
на небе синем и прозрачном сияли груды ваших гор -
долин, деревьев, сел узор
разостлан был передо мною».

Вполне справедливо утверждение специалистов-исследователей творчества великого поэта о том, что именно с Крыма и благодаря ему у Пушкина начался период создания неувядающих поэтических шедевров, так называемых южных поэм.

Известно, что первую южную поэму - «Кавказского пленника» Пушкин начал писать в Гурзуфе. Поэма была почти готова к концу 1820г. и, посвященная Николаю Николаевичу Раевскому - младшему (с которым он провел лето 1820 на Северном Кавказе и в Крыму), вышла в свет в августе 1822г. в Петербурге. Внимательный исследователь найдет в ней, например, при описании праздника - байрама - крымские мотивы.

Апогеем, то есть высшей точкой своего романтизма, назвал Пушкин поэму «Бахчисарайский фонтан», над которой работал около двух лет и завершил весной 1823г. . 4 ноября того же года поэт направляет ее текст из Одессы в Москву к своему другу князю П. А. Вяземскому, просит провести поэму через цензуру и написать к ней предисловие. В начале 1824г. поэт В. А. Жуковский, ознакомившись с поэмой в рукописи, пишет Вяземскому. «Бахчисарайский фонтан» - прелесть. Напечатай получше...»

10 марта 1824г. поэма вышла в свет отдельной книжкой тиражом 1200 экз., продавалась с успехом и вызвала широкие отклики как в России, так и в Европе: Франции, Австро-Венгрии, Англии. В течение 1824-1826гг. поэма была переведена на французский, немецкий, польский и английский языки. Не задаваясь целью рассуждать о ее сюжете, обратим внимание читателя на строки поэмы, которые не могли быть созданы без реалий Крыма (природа, история, быт, традиции) с которыми Пушкин был знаком непосредственно:

а) это из увиденного им вечером 7 сентября на улочках города:

«Покрыты белой пеленой,
Как тени легкие мелькая.
По улочкам Бахчисарая,
Из дома в дом, одна к другой,
Простых татар спешат супруги
Делить вечерние досуги».

б) это от экзотики, которую он ощущал, любуясь ночным городом:

«Какая нега в их домах,
в очаровательных садах...»

в) эти же строки просто автобиографичны:

«Покинув север наконец,
пиры надолго забывая,
я посетил Бахчисарая
в забвеньи дремлющий дворец.»

Последние 20 строк поэмы - это гимн прекрасной земле Крыма, память о которой оживляла душу поэта до конца дней его. Эти строки - результат переработанных стихов «Кто видел край, где роскошью природы», написанных еще в апреле 1821г., имеющих разные варианты, дополняющие друг друга: 

«Волшебный край, очей отрада!
Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда
Долин приютная краса...»

 

Вспоминанием о Крыме заканчивает автор поэму «Бахчисарайский фонтан».

Пушкин восхищался не только природой Крыма. Он симпатизировал его народу, что неоднократно выразил в своих стихах, точным и правдивым языком поэзии выделяя главные черты народного характера: трудолюбие, солидарность, гостеприимство:

«Я помню гор высокие вершины
И белых вод веселые струи.
И тень, и шум, и красные долины,
Где бедные простых татар семьи
Среди забот и с дружбою взаимной
Под кровлею живут гостеприимной»
(«Кто видел край, где роскошью природы», 1821)

Другой вариант:

«Все мило там красою безмятежной,
Все путника пленяет и манит
Как в ясный день дорогою прибрежной
Привычный конь по склону гор бежит
 Повсюду труд веселый и прилежный
Сады татар и нивы богатит...»

Знаток Крыма, знаменитый ученый А. И. Маркевич  в своей из-вестной статье о Пушкине также подчеркнул это:

«Указал нам Пушкин и многие черты быта Тавриды. Он упоминает о «красных долинах, где бедные простых татар семьи среди забот и с дружбою взаимной, под кровлею живут гостеприимной»; отмечает он, что «повсюду труд веселый и прилежный сады татар и нивы богатит. «Особенно много бытовых черт в «Бахчисарайском фонтане...»

В 1824 г. в  с. Михайловском, Пушкин, познакомившись с переводом Корана на русский язык, создал стихотворный цикл «Подражания Корану», являющийся не передачей текстов Священной Книги, а их переработкой  и, действительно, поэтическим подобием. Всего было написано 9 стихов. Многие исследователи убеждены, что глубокий интерес Пушкина к Корану возник во время путешествий по Кавказу и Крыму (1820), а затем и в Закавказье (1829). Профессор Таврического национального университета     В. П. Казарин утверждает, что идея стихотворного цикла «Подражания Корану» связана с Крымом:

«С культурой Востока, с миром ислама Пушкин реально познакомился именно во время путешествия по Крыму, и, в первую очередь, в Бахчисарае» и далее развивает мысль, делая заслуживающее внимание суждение:

«...именно знакомство с исламом побудило Пушкина обратить серьезное внимание на место православия в самосознании русского человека. В каком-то смысле Коран заставил нашего поэта всерьез задуматься над православными заповедями».

Иными словами, соприкоснувшись с простым, ячным исповеданием веры «обожателей Пророка», увидев гармонию между учением и жизнью, Пушкин начал обращать взор к Богу.

Заслуживает внимание и такой штрих. В варианте к главе 7-й, «Альбом Онегина», не вошедшем в роман, вероятно из цензурных соображений есть четверостишье:

«В Коране много мыслей здравых,
 Вот, например, перед каждым сном
молись, беги путей лукавых,
Чти Бога и не спорь с глупцом...»

Это уже не подражание, а прямой, пусть и достаточно сдержанный, комментарий.

О том, что путь Пушкина к Богу прошел неминуемо через Крым свидетельствуют следующие строки в строфе 1У главы УШ романа «Евгений Онегин» (в которой Пушкин вспомнил Крым как место своих поэтических вдохновений и запечатлел себя в уединении с Музой):
 

«Как часто по брегам Тавриды
Она меня во мгле ночной
Водила слушать шум морской
Немолчный шепот Нереиды
Глубокий, вечный хор валов
Хвалебный гимн отцу миров»

Отец или господь миров - это перекликается с первым аятом суры «Фатиха», открывающей Коран: «Хвала Аллаху, Господу миров».

Прежде, чем завершить наш рассказ необходимо заметить, что многие крымскотатарские писатели и драматурги, второй половины Х1Х века и XX столетия в творчестве своем обращались к Пушкину. Среди них, например, Осман Акчокраклы (1878-1938),Осман Заатов (1875-1920), Усеин Шамиль Тохтаргазы (1881-1913).Эш-реф Шемьи-заде (1908-1973), Сервер Джетере (1909-1980), Осман Амит (1910-1942), Умер Ипчи (1897-1955)...Керим Джаманак-лы в свое время написал исследование о влиянии русской литературы на литературу на крымских татар, в том числе и о влиянии поэзии Пушкина.

Но первым к Пушкину обращался Исмаил Гаспринский, поэтому завершим повествование оценкой Пушкина, которая была опубликована к столетию со дня рождения поэта 26 мая 1899г. в «Тер-джимане-Переводчике» (точнее в специальном приложении к № 19 от 1899).

«Сто лет назад народился вдохновенный певец, и его дивным даром русская речь стала действительно прекрасной и мощной.

Помянем же величайшего сына русской земли и Богом вдохновенного человека!...

Немало прекрасных стихов посвятил А.С.Пушкин мусульманским народам и областям. В его творениях Крым, Кавказ, татары, черкесы, Бахчисарай, наши горы , море и прочее играют видную роль. Прекрасные, звучные поэмы «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан» могли бы украсить наш язык, если бы нашелся даровитый переводчик с чуткой поэтической душой.

Поместив портрет поэта и рисунка Бахчисарайского «Фонтана слез» и часть дворца, воспетых им, не можем лишить себя удовольствия украсить наши столбцы несколькими строфами незабвенного поэта..»

Постскриптум: Александр Сергеевич Пушкин открыл Крым для современников, присоединив поэтическое очарование природой, историей и культурой нашей родины к культуре России. Это присоединение, осуществлённое любовью и лирою ( в отличие от царских и полководческих «присоединений» мечом войны и коварством дипломатии) долговечно или, выражаясь по-пушкински, неприложно.

(Опубликовано в газете «Арекет» №№ 3-4 (113 - 114) от 19. 02. 2002г.)
 

вернуться:

Сборник 1

Главная: Карта сайта